С 31 МАЯ ПО 23 ИЮНЯ В УРАЛЬСКОМ ФИЛИАЛЕ ГЦСИ ПРОХОДИТ ВЫСТАВКА «ЖИЗНЬ ДРУГИХ», ПОСВЯЩЕННАЯ БЫТУ СОВЕТСКИХ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ, О ЗНАЧИМОСТИ КОТОРЫХ В МОМЕНТЕ ТЕКУЩЕМ WTF ПОГОВОРИЛ С КУРАТОРОМ ЭКСПОЗИЦИИ ИЛЬЕЙ ШИПИЛОВСКИХ

Выставка «Жизнь других» посвящена быту восьмидесятых — времени, актуальность которого переживает пик в музыкальной и дизайнерской среде. Впрочем, перед кураторами экспозиции, художником Владимиром Селезневым и научным работником Ильей Шипиловских, стояла иная задача. Они сформировали сюжетную выставку, рассказывающую о том, как шла работа и строился досуг интеллигентов последней советской декады. Им удалось собрать воедино сложный паззл из фотографий, годы пролежавших в семейных архивах, газетных статей того времени и проектов современных художников, прямо или косвенно касающихся жизни в Союзе. Илья Шипиловских впервые опробовал систему «открытого конкурса», приглашая  екатеринбургские семьи поделиться с кураторами своими архивами и поучаствовать в создании своеобразного документа эпохи. 

Стремление к инновациям неслучайно: Илья изучал арт-критику в Школе журналистики Фонда Pro Arte и кураторское дело в Московской летней школе Виктора Мизиано, известного теоретика искусства.  В ГЦСИ Илья занимается многими проектами: ведет мультидисциплинарную образовательную программу «Искусство. Наука. Технологии», посвященную «новой эстетике» и science art, организовывает встречи и воркшопы с зарубежными деятелями искусства (среди последних — особенно выделяется «АРТ-Школа», проводившаяся совместно с немецкими художниками). Его также привлекает арт-менеджмент, который в городе развивается с переменным успехом.

WTF расспросил Илью о том, чем быт 80-х может быть важен для посетителей выставки, как избежать «советчины» в работе с архивными материалами, а также узнали секрет идеального тура по экспозиции «Жизни других».   

За несколько лет Илья Шипиловских проделал неожиданный путь от дипломированного юриста и басиста неплохой пермской группы 8 Tripping Horses (ныне распавшейся) до старшего научного сотрудника и куратора Уральского филиала ГЦСИ.

– Что показалось тебе наиболее важным в работе над выставкой? 

– Хотелось дать слово так называемым «слабым изображениям», «слабым образам», созданным без оглядки на возможное публичное представление или экспонирование. Хотелось максимально четко представить их нехудожественность, «самость» — то, что как раз и делает архивные материалы «другими». Было также интересно исследовать отношения, которые выстраивались между проектами художников в рамках данной выставки и использованными нами архивными материалами.

– Как вы собирали эти редкости? 

– Когда мы поняли, что хотим работать с такими материалами, объявили open call. Адекватно на русский это можно перевести как «открытый конкурс». То есть каждый, кто желал показать объекты из личных архивов, мог связаться с нами и предложить свои варианты. Конкурса, конечно, не было — были лишь ограничения, касавшиеся характера изображений и эпохи. Нас интересовали 80-е годы и бытовые сюжеты на тогдашних фотографиях. Нам было важно отказаться от властных навязываний, от идеологии, прорывающейся в изображении. Задачей было аккуратно вынуть быт, каким он был, и представить его в нынешнем моменте как чистую «жизнь других», которая могла случиться в любом идеологическом контексте.

«Слабое изображение» – термин, которым описываются фото из папиного кошелька и обгрызенные карандаши из школьного пенала - в том случае, если они становятся музейными экспонатами 

– Что вам дала подготовка к экспозиции? 

– Мы поняли, как работать по системе open call. Честно говоря, я ожидал большей заинтересованности со стороны тех, кто подавал заявки. Сейчас здесь представлены архивы 18 семей и, соответственно, нам написали примерно 13–14 человек. Два человека прислали материалы, совсем не подходившие нам: какие-то очень кичевые картины с Хрущевым, бытописанием Политбюро, проникнутые сильным советским духом. На самом деле это очень интересные артефакты, но подходящие для другой выставки. Еще четыре архива были предоставлены знакомыми Владимира Селезнева, сокуратора выставки. Он знал несколько семей в Тагиле, располагавших архивами, и предложил им участие в общей программе.

В работу ушли 200 снимков, из них мы отобрали сотню, отвечающую формальным критериям. Сотня отброшенных изображений была пронизана идеологией сильнее, чем фотографии, вошедшие в экспозицию. Понятно, что полностью отказаться от «советчины» не удалось: она прорывается в деталях, заполняет реальность снимка. Фото говорит напрямую с нашей коллективной памятью: мы знаем, чем обусловлены такие прически, понимаем, почему именно так выглядят холодильники, что сформировало именно такой быт, и от этого знания не уйти.

1/ 14

– Иначе могла возникнуть ситуация, схожая с историей из фильма «Гудбай, Ленин». 

– Чтобы этого не происходило, мы предлагаем каждому зрителю выполнить «заливку красным» — идеологизировать увиденные изображения. Вообще, экспозиция работает по следующему принципу. Когда мы выступали в библиотеке Белинского на «Днях культуры», мы назвали наши лекцию и проект самораспаковывающимся архивом: вот есть семьи, обладающие архивными снимками, и вот — выставка, раскрывающая этот архив на глазах у зрителей. А его прочтение остается уже на совести публики.

– Как строится идеальный выставочный маршрут? С чего лучше начинать движение по экспозиции?

– Мы не выделяли какие-то особенные темы, но подспудно в этом зале проявились следующие секции: «Музыка», «Физкультура и спорт», «Парочки» — наша любимая часть экспозиции. Есть также секции «Портреты» и «Дети». Затем можно отправляться в те залы, где работали приглашенные нами художники. 

В этой части ярко проявились плюсы совместной кураторской работы: Вова Селезнев позвал «4 Позиции Бруно», чтобы они создали саундтрек для комнаты с загадочным видео, и группа хорошо показала себя на площадке. Сережа Потеряев со своим проектом, посвященным деревне Старая Утка, вообще появился сам собой. Хотя в основном мы заранее знали, кого хотим пригласить на площадку. Например, видео дуэта «МишМаш» я впервые увидел еще в 2008 году и с тех пор никак не мог забыть; и вот оно вошло в идеальный резонанс с темой.

«4 Позиции Бруно» – экспериментальный музыкальный коллектив из Екатеринбурга, использующий в течение многих лет звуковое коллажирование и умеющий транслировать ужасы коллективной памяти при помощи музыкальных выразительных средств

– А какую функцию выполняют газетные вырезки, размещенные в основном зале? 

– Они не связаны напрямую с выставленными фотографиями, скорее, косвенно поддерживают общий дух экспозиции — на уровне чувства. Этой же цели служат кинохроники. Хроника, демонстрируемая в основном зале, снята во Львове и предоставлена Центром городской истории. 
Во времена Союза он был весьма европеизированным городом с пониженным, так сказать, содержанием советскости в быту. Это позволило нам представить другой полюс экспозиции, который сложнее «залить красным».

Хроника, транслируемая в соседнем зале, взята в Перми — у Семена Соснина, участника художественной группы «ОДЕКАЛ», близкого к рок-тусовке. Он сам смонтировал ролик, наложил звук и предоставил его нам. 

Конечно, когда мы отбирали кинохроники, мы следили и за тем, чтобы в кадре не бегали пионеры, не строился БАМ, не торжествовала идеология. Было важно выдержать силу «слабых образов».

В процессе работы я убедился в двух вещах: удобно работать с open call и страшно интересно работать со «слабыми образами». Получившаяся экспозиция показала направление, в котором можно осуществлять интересные и глубокие проекты.

«Новая эстетика» – словосочетание, описывающее художественный потенциал тормозящих Google Maps, альбома музыканта Lapalux и картинок, подписанных тегом #glitch, — и многих других объектов, созданных в постцифровую эпоху

– Получается, ваш роман с «новой эстетикой» завершен? 

– Нет, ни в коем случае! Оба феномена очень крепко связаны друг с другом: «новая эстетика» рассказывает нам о новых генераторах и носителях информации — их эстетика требует раскрытия, как и показанные нами архивные материалы. Получится ли сделать что-то на стыке — посмотрим. 


Выставка «Жизнь других» продлится до 23 июня, посетить ее возможно по адресу ул. Добролюбова, 19а с 10:00 до 20:00, стоимость входного билета - 100 рублей (50 - для студентов, ветеранов и пенсионеров). 23 июня  в 16.00 в рамках финисажа выставки «Жизнь других» в Уральском филиале ГЦСИ состоится лекция руководителя образовательных программ ГЦСИ-Москва Антонио Джеузы «Пионеры российского видеоарта». 

 

 

текст
ДМИТРИЙ БЕЗУГЛОВ
  3448 17 июня, 2013
Интересные статьи
  6078

  2279

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

  4023

WTF попросил музыкантов вспомнить истории, из детского лагеря, и составить идеальный плейлист для вечерней дискотеки

comments powered by Disqus