ГОРНЫЙ ВЕТЕР В ПАРУСАХ

НАША ЗИМА ПОРОЙ СТРЕМИТСЯ К БЕСКОНЕЧНОСТИ, А ДО БЛИЖАЙШЕГО МОРЯ НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ КИЛОМЕТРОВ, ЧТО НЕ МЕШАЕТ ЕКАТЕРИНБУРГУ БЫТЬ ЦЕНТРОМ ПАРУСНОГО СПОРТА. БЛАГОДАРИТЬ ЗА ЭТО НУЖНО ИНЖЕНЕРОВ-СУДОСТРОИТЕЛЕЙ, ОДНАЖДЫ ПОСЕЛИВШИХСЯ У ПОДНОЖЬЯ УРАЛЬСКИХ ГОР.


Верфь на окраине


Индустриальный пейзаж в районе Эльмаша являет унылую в своей привычности картину: вдоль оживленной трассы тянется длинный забор, окаймленный колючей проволокой и увешанный пыльными баннерами, обещающими запчасти для всех видов авто, доступных русскому потребителю. Если заставить себя вглядеться в вышки погрузочных кранов, обычная с виду промзона, каких немало на Эльмаше, может показаться странной: корабельные мачты перемежаются железными шпилями погрузочной техники.

У большого ангара пришвартованы несколько яхт класса Micro и пара больших лодок круизного типа. Внутри развернулся настоящий производственный цех. Повсюду корпуса, мебель, мачты и прочие элементы такелажа. В будний день здесь не прекращается судостроительный шум – пилят, стучат, шлифуют, поэтому можно общаться только на повышенных тонах. «У нас самый широкий модельный ряд в России, – говорит известный яхтсмен, мастер спорта международного класса, генеральный директор верфи Сергей Кисляков, — можем построить практически любую лодку, от самых маленьких до больших 40-футовых яхт». Корпуса для лодок отливают в Тагиле, мачты делают в Салде, а все остальное – вплоть до вытачивания и сборки мебели – здесь, на окраине Екатеринбурга. Никаких конвейеров в цехе нет, вся работа ведется вручную.

В кабинете директора кооператива «Спрей» (так называется екатеринбургская верфь) все стены увешаны фотографиями с гонок, дипломами и сертификатами. Кубки и всевозможные призы принадлежат работникам верфи. «Меня часто спрашивают, кому первому взбрело в голову строить яхты на Урале, – рассказывает Кисляков. – Особенно это удивляет участников зарубежных гонок, как только они узнают, что мы из Екатеринбурга. Мол, у вас же там камни, горы и никакого моря». 


Парусный Свердловск


История создания яхт в Свердловске началась в конце 20-х годов прошлого века, когда из Ленинграда сюда прибыли специалисты на строительство Уралмашзавода. Яхтинг наряду с другими видами мореходства был очень распространен в Советском Союзе, а для многих ленинградских инженеров он был главным увлечением. По приезде в Свердловск они организовали первый яхт-клуб на ВИЗе. Очевидно, свою роль сыграла близость к Верх-Исетскому пруду.

1/ 2

С 1971 года в Свердловске начали проводить соревнования на Кубок Урала – в самом крупном из них принимали участие 220 спортсменов. Первая современная лодка, соответствующая международным стандартам, была построена в 1985 году и получила название «Белый соболь». Удачная конструкция и неплохие ходовые качества яхты придали уверенность создателям «Соболя», которые и организовали кооператив «Спрей» на производственной площадке в Кольцово. Для получения конструкторской документации «Спрей» стал сотрудничать с Санкт-Петербургским экспериментальным заводом спортивного судостроения. В 1989 году начинаются проектирование и сборка яхт серии «Рикошет 550» в полном соответствии с международными правилами для класса Micro.

Круизные лодки с длиной корпуса более 900 метров начали собирать в середине 90-х. Первую такую яхту команда Сергея Кислякова спустила на воду в 1995-м. Яхта «Песня» получила мировую известность благодаря многократным призовым заездам на Marmaris International Race Week. С 2004 года в Екатеринбурге выпускают «Рикошет 1220», чей 12-метровый корпус подходит как для гонок, так и для длительных океанических прогулок. А в прошлом году «Спрей» приступил к серийному выпуску пикокрейсеров, разработанных совместно с украинским дизайнером яхт Кириллом Судариковым.


Игры джентльменов


Яхта отечественного производства стоит недешево. Ценовой диапазон – от 250 тыс. до 6 млн рублей. «В основном цена возрастает из-за стоимости материалов. Скажем, в отличие от французских или немецких производителей, у нас не используют ламинат, предпочитая ему массив дерева, – объясняет Максим Таранов, один из самых опытных гонщиков Екатеринбурга. – Многие материалы приходится заказывать за рубежом». На верфи Максим работает штатным испытателем. Каждая яхта собирается вручную, а потому, как говорят яхтсмены, обладает своим уникальным характером. После сборки лодку нужно «разогнать», проверить ее ходовые характеристики. Сейчас Максим готовится поставить на большую воду в Турции недавно построенный «Рикошет 1220».

«Конечно, яхтенный спорт – дорогое удовольствие, – признается Таранов. – Большинство клиентов приходят к нам после участия в бизнес-регатах». Бизнес-регаты – короткие однодневные гонки для непрофессионалов. Экипаж подчиняется капитану, который предварительно обучает участников. Это крайне интересно с точки зрения коллективной работы. Здесь нет сложных задач, требующих индивидуального интеллектуального решения, и все зависит от слаженности работы команды. Для большинства участников это уникальный опыт исключения из привычной иерархии. 

Скажем, если вы занимаете пост директора крупной компании и привыкли держать ситуацию под своим контролем, на регате ваши сухопутные достижения не значат ровным счетом ничего. Какой-то непонятный капитан кричит (в основном из-за ветра и шума воды), отдает команды и требует одинакового подчинения от всех членов экипажа. Многие испытывают сложности именно в психологическом плане.

Максим Таранов уже сбился со счета регат, где он выступал в качестве капитана. «На воде сразу же становится виден психотип человека. Попадаются, к примеру, бунтари по природе, люди, попросту неспособные к командной работе. У меня в экипаже однажды был такой персонаж. Ни в какую не хотел исполнять указания и в случае чего постоянно искал виноватого. Единственное решение в таких случаях – отправить упрямца на бак. Это такое неудобное место на носу судна, где постоянно хлещет вода, а действия сидящего там никак не влияют на ход лодки. В английском языке для таких есть понятие «человек впереди мачты» (a man before the mast). Вот эта смена привычных управленческих позиций и привлекает. А вообще, все, кто хоть раз сходил в серьезное плаванье после любительских регат, как правило, подсаживаются на парус».

Сегодня в Екатеринбурге вокруг судостроительной верфи сложилось целое сообщество. У всех свои мотивы: для кого-то это серьезная проверка персональных и командных качеств, другим важна победа в крупном соревновании, а кто-то просто не может жить без моря. Эта необъяснимая, почти иррациональная зависимость и стала причиной создания верфи на промышленной окраине большого города. Те, кто не в силах справиться с парусной зависимостью, превращают яхтенный спорт в профессию. Энтузиазм и увлеченность заставляют закрывать глаза на то, что уральский яхтенный сезон до обидного короток, а до ближайшего моря почти 3000 километров.


Узнать больше о кооперативе «Спрей» и яхтенном спорте можно здесь.

текст
ОЛЕГ ЛУТОХИН
  1592 11 июня, 2014
Интересные статьи
  10567

Редакция WTF выбрала 5 зарубежных музыкальных событий, которые не стоит пропускать ни в коем случае

  2664

Корреспондент WTF съездил на главный музыкальный фестиваль этого года и рассказал, как там на чужбине

  4050

Азбука выживания на Каннском фестивале, обязательная к прочтению любителям кино, стремянок и вечеров, проведенных в шезлонге

comments powered by Disqus