ПУТЕШЕСТВЕННИК АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВ, ПРОЕХАВШИЙ АВТОСТОПОМ ПО НЕТУРИСТИЧЕСКОЙ АЗИИ, РАССКАЗЫВАЕТ О ТИБЕТСКОМ ЧЕЛОВЕКОЛЮБИИ, КИТАЙСКОЙ ЖЕСТОКОСТИ И ТАЙСКОМ «ЗАПРЕТЕ НА ЗЛОБУ».

Северное тибетское шоссе


Почему ты решил путешествовать, и в какой момент тебя осенила идея отправиться в Азию?

Для начала стоит сказать о жизни до путешествия. Когда оканчивал школу, случайно посетил тренировку городского туристического клуба. И пошло-поехало – в первый поход мы поехали в январе на Кольский полуостров впятером (два мальчика и три девочки). Встретили Новый год в поезде, а потом пять дней бродили по лесотундре с печкой и санями. А температура была, на минутку, минус 40. Было страшно, я постоянно терял чувствительность пальцев, мы отчаянно пытались согреться, а по возвращении домой решили больше в такие походы не ходить.

Но прошло полгода, и снова захотелось грандиозных приключений, трудностей и чувства самостоятельности. И с тех пор это желание так и не проходило. Закончив университет, я понял, что наконец могу своей цели достичь.

Приходилось много работать, чтобы купить все необходимое, досконально изучал страны, куда планировал отправиться. Времени ни на что не хватало: по ночам писал диплом, днем работал, вечером искал информацию, в выходные встречался с научным руководителем. Диплом защитил на «отлично», а затем уволился с работы, наконец-то купил все снаряжение и… Тут закончились деньги. Но это входило в мои планы – я поехал автостопом. Вот в этой истории и кроется видимая мне причина путешествия.

Китай, хребет Мэйли


Глубинная же причина открылась через месяц. Когда путешествуешь автостопом, к тебе рано или поздно приходит ощущение полной свободы: от денег, от людей и от обстоятельств. Так можно жить, я в принципе неприхотлив, но решил зайти еще дальше. Я всегда читал исследовательские статьи и с удовольствием следил за блогом своего друга – действительного члена Российского географического общества. Он исследует тибето-бирманские племена, пережил массу удивительных и опасных приключений.

Даже сейчас, когда я в Бангкоке, меня шокируют его новые рассказы. Я решил заняться чем-то подобным, вести антропологические записки, отправляться в долгие переходы, знакомиться с редкими племенами – и так далее. Пока я в самом начале пути, но думаю, что из этого может получиться много интересного.

По какому принципу ты решил строить свой маршрут? Планируешь ли ты какой-то грандиозный финал – или намерен всегда быть в дороге?

Все очень размыто: у меня был и маршрут, и даже был уже гранд-финал. Теперь нет ни того, ни другого. Как так получилось? Довольно просто. Вольные путешествия предполагают и непредвиденные ситуации, и риски. Монголия прошла по плану, а Китай – совсем не так. После Пекина меня не пустили в Центральный Тибет, маршрут пришлось тут же полностью перекраивать; зато я узнал о совершенно другой части Тибета – той, что открыта.

Там до сих пор людей на похоронах скармливают стервятникам, там есть затерянные старые буддистские монастыри, там шоссе представляет собой грязное месиво, а на пятитысячных перевалах фуры слетают с дороги в бесконечность. А потом я неожиданно для себя уехал в Лаос.

Лаос. Дорога в Луанг-Прабанг


Гранд-финалом был величественный Непал. А теперь я в Таиланде и направляюсь в Индонезию. Обратно мне улететь пока не на что, конкретного плана нет – надо двигаться дальше. Но я скучаю по дому. В некоторые особо трудные дни понимаю, что устал, но стоит только ситуации улучшиться, как хочется двигаться дальше.

Какие из увиденных культур ты находишь наиболее интересными?

Самая интересная культура – в Таиланде. Удивительное дело, сюда приезжают толпы туристов, но никто ничего не знает о культуре этого доброго уголка мира. Забавно, что я повидал бамбуковый Лаос, глубинный Китай, жил даже с монгольскими кочевниками, а привлек меня туристический Таиланд.

Любая культура уникальна, хотя и кажется порой, что люди везде одни, их всегда разделяет тонкая грань. Мой любимый правитель – король Таиланда. Он самый старый из ныне живущих монархов. Всю жизнь он мог уподобляться королеве Англии, но посвятил себя служению народу: в полевых условиях вел проекты по обводнению тайских пустынь, тратил свои сбережения на то, чтобы обеспечить рабочими местами бывших торговцев опиумом из городов Золотого треугольника. Это достойный правитель, которого все любят. Впрочем, нелюбовь к королю в Таиланде карается по закону.

Одна из особенностей тайской культуры, которую точно не поймет наше общество, – запрет на злобу. Злость означает потерю лица. А от человека, потерявшего лицо, отворачиваются друзья, родные, товарищи. Даже если вас решат ограбить, вы будете видеть искренне и по-доброму улыбающегося преступника с оружием в руках. Такое уже случалось с моими друзьями, убегавшими от пуль.


Никто не верит, что можно быть свободным от каких-либо рамок


Какое переживание тебе кажется самым важным, и где бы ты предпочел остаться?

Мы с друзьями многое пережили за эту поездку. Я голодал, в одиночку бродил по пустыне Гоби, воображая себя героем «Планеты людей» Экзюпери, брошенным в бескрайнюю пустоту. Я узнал чуть ли не материнскую доброту совсем неизвестных мне людей. Ощущал безразличие и алчность тех, кого я считал святыми по праву рождения.

Но острее всего помнятся те моменты, когда мне приходилось расставаться с товарищами. В Пекине мне встретился один скромный китаец, с которым мы отправились в короткий поход по разрушенной части Великой Китайской стены. Когда мы расставались, он крепко обнял меня, потому что знал: мы больше никогда не увидимся, но при этом пережили вместе нечто важное. Теперь я как-то больше ценю друзей.

Есть одно место, где бы я хотел осесть. Это город Дали в китайской провинции Юньнань. Я жил три недели у работников одного известного отеля, кормился тем, что устраивал для студентов лекции о вольных путешествиях и фотографии. В это время я реально понял, о чем писал Керуак в романе «На дороге». 

Разрушенная часть Великой Китайской стены


В Дали можно купить себе заброшенный особнячок на старой тибетской чайной дороге. Люди оттуда перебрались к новому и более прибыльному шоссе в Шангри-Лу, и теперь в Дали пустуют дома. Я и сейчас порой мечтаю об особнячке, но пока стремлюсь куда-то дальше, к чему-то новому. Рано мне ещё останавливаться.

А из того, что ты видел, что сложнее всего объяснить носителю русской культуры?

Общаться всегда сложно с тем, кто даже не пытается понять. Оказалось, любую простую мысль можно элементарно выразить языком жестов или самыми примитивными словами. Вот, например, китайцы напрочь отказываются войти в твое положение и тараторят с безумной скоростью, порой даже повышая голос. В каждой стране я с усердием учу язык. С ним путешествовать гораздо интереснее и жизнь заметно упрощается. После недели в Таиланде я спокойно мог заказывать еду в дешевых тайских ресторанчиках, узнать у любого человека, где нахожусь или куда мне идти.

Монастырь в Цинхае, Китай


Обычаи уважать довольно легко, главное – знать, что от тебя требуется, и проявлять понимание. Тяжелее всего складывается с фотографией. Как правило, все, кроме монголов, не радуются тому, что я лезу с камерой в их личные дела. Я всегда прошу прощения, но зачастую следую правилу «бей и беги». Однажды за мной гонялся тибетский монах и кидался в меня камнями, потому что я фотографировал священных стервятников. Из-за этого я чуть не пропустил таинственные тибетские «Небесные похороны».

Знать местные обычаи – самое нужное в вольном путешествии, особенно в моем случае. К примеру, от китайцев невозможно дождаться помощи, им легче от тебя откупиться. Многого нельзя делать в общении с тайцами: нельзя проявлять гнев, соглашаться на некоторые их щедрые предложения, направлять в их сторону ступни. Всё это довольно тяжело запомнить сразу, я постоянно в чем-то прокалывался.

Монголия, юрта в Гоби


А сложнее всего объяснить понятие свободы. Никто не верит, что можно быть свободным от каких-либо рамок. В конце концов, все моральные и государственные законы придуманы человеком, а значит, все можно нарушить – если делать это разумно, не во вред другим и себе. Я живу с человеком, который всю жизнь занимался лишь тем, что приносило ему счастье.

В 17 лет он стал музыкальным репортером и побывал на всех основных гастроли рок-монстров вроде Deep Purple или Led Zeppelin. У него скопилась огромная коллекция историй. Но, переболев лихорадкой Денге в Бангкоке, он стал лучшим местным гидом, знатоком языка и сейчас может показать самые потаенные уголки Бангкока. Вот так человек сам выбирает свою судьбу, а я продолжаю ее искать.

текст
АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВ
  1306 17 июля, 2014
Интересные статьи
  10045

Редакция WTF выбрала 5 зарубежных музыкальных событий, которые не стоит пропускать ни в коем случае

  2579

Корреспондент WTF съездил на главный музыкальный фестиваль этого года и рассказал, как там на чужбине

  3973

Азбука выживания на Каннском фестивале, обязательная к прочтению любителям кино, стремянок и вечеров, проведенных в шезлонге

comments powered by Disqus