«НИКТО НЕ ВЕРИТ СЛОВУ С ТРИБУНЫ»

НА ДНЯХ ЗАКАНЧИВАЕТ СВОЮ РАБОТУ ВЫСТАВКА «РЕПЕТИЦИЯ СВОБОДЫ» МОСКОВСКОГО КУРАТОРА КСЕНИИ ПЕРЕТРУХИНОЙ. WTF ПОГОВОРИЛ С КСЕНИЕЙ О НЕДОСТАТКАХ ТРАДИЦИОННОГО ТЕАТРА И ПУТЯХ ЕГО РАЗВИТИЯ.

Ксения Перетрухина. Фото: источник


Насколько я понимаю, ваша выставка - это своеобразное препарирование театральных технологий, вынесение на суд зрителя набора определенных систем.

Я бы скорее назвала это рефлексией театрального процесса, пересмотром традиционного театра. Это такое предложение театру, мое мнение - каким ему стоит быть.

В рамках выставки мы рассматриваем позиции, столпы традиционного театра, которые, на мой взгляд, не позволяют выражать актуальные смыслы и не дают пространства существенным высказываниям.

Этот старый инструментарий не годится для выражения современных смыслов, это происходит во все времена. Идеи, они вечные, а инструменты каждое время приходится искать новые. Какие-то приемы, которыми пользовался, скажем, Тарковский, сейчас уже не способны отображать реальность. Это не минус Тарковского, но чтобы прочитать нынешние смыслы, нужно другое, новое.

Фотография с выставки «Репетиция свободы» в Московском музее современного искусства


Вот ваша работа со зрительным залом - это же по сути такой «подкол». Я бы воспринял ее, как упрек на месте театралов.

«Подкол» - слово более уместное, чем «упрек». Упрек - это вообще не мой формат, я стараюсь занимать позитивные позиции, созидательные. А вот «подкол» - это хорошее слово. Эта работа выражает мое отношение к такому повсеместно распространенному элементу театра (к слову, тщательно охраняемому), как прикрученный к полу зрительный зал. Я просто отрываю его от  пола, потому что мне кажется, что сделать это сейчас просто необходимо. Зрительный зал, на мой взгляд, элемент, на который редко обращают внимание. О том, что происходит на сцене, говорится много, а вот зрительному залу не принято уделять внимание.

В своем театре я меняю положение зрительского тела в пространстве, работаю с залом. Я  часто привожу пример со знаменитой станцией «Площадь революции» в Москве. Там все скульптуры – рабочие, крестьяне, военные – стоят либо согнувшись, либо на коленах. К слову, Сталин очень этим гордился, поскольку считал, что это как нельзя лучше передает образ советского народа. На этом примере легко понять, что идеология очень плотно смыкается с положением человеческого тела.

В этом смысле традиционный зрительный зал, как раз прикрученный рядами -  это такая жесткая иерархическая структура, которая определенным образом втягивает зрителя во взаимоотношение с собой. Здесь есть и иерархии престижа – первый ряд лучше, чем последний, и если ты сидишь на первом ряду, значит ты либо богатый, ты состоялся, купил этот билет, либо ты известный человек – тебя пригласили, тебя уважают, ну или ты очень юркий, схитрил, пробрался со своей галерки в партер.

Спектакль уже ни при чем, люди заняты самореализацией. Вот сидишь ты не на первом ряду, значит «лузер». Посмотрите на композицию, в которой мы сидим. Это хаотичный зрительный зал. Его я предлагаю в качестве альтернативы, это как раз принципиально новое. Это другая позиция и другой способ существования, причем не только в театре. В таком зрительном зале вы сможете наблюдать совсем другое искусство. Оно требует от режиссера, актеров, работников сцены совсем иные подходы, потому что все самое интересное в таком зале может происходить в совершенно любом месте. Что-то может происходить прямо рядом с вами, у ваших ног, а какой-то другой человек будет это плохо видеть, но в другой момент спектакля, теперь уже вы будете что-то видеть лишь частично.

Выставка «Репетиция свободы»


Жизнь ведь не устроена так, что нам громко, четко и по звонку сообщают то, что нужно услышать. Этот опыт человеку нужно собирать самому, уметь надстраивать. Вообще, надстраивание - важный момент, он позволяет нам создавать свой собственный спектакль, переводит зрителя в активное состояние.

Да, в традиционном театре зритель более пассивен. Он сел, устроился и ждет, что ему будут рассказывать истории. 

Ну да, обычно выходит человек, и четко артикулируя, что-то говорит. В моем случае история совершенно другая, и мне кажется, она не только актуальна, она важна здесь и сейчас. Я понимаю театр как некую лабораторию, где человек может приобрести какой-то очень важный актуальный опыт. 

По-моему, это уже воплощается в традиционном театре. Скажем, в екатеринбургском оперном театре есть постановка «Евгений Онегин». Третий акт начинается с того, что открывается занавес, а на сцене – огромное зеркало во всю сцену и непосредственно действие бала происходит в зрительном зале.

Я три дня в Екатеринбурге, а мне уже второй человек  об этом рассказывает. Видно, что всех это тронуло.

Вот вы в принципе задаете мне такой вопрос: «Почему я должен идти к вам, а не на замечательного «Онегина», где на сцене зеркало?».

Я отвечу так. Эта выставка посвящена такому ключевому понятию как «свобода». И главная мысль здесь такой: свобода – это навык, и  этот навык можно приобрести. Но в жизни его приобрести достаточно сложно, так как все наши жизненные обстоятельства - экономические, политические и общецивилизационные -  навязывают нам некую модель поведения.  Одна моя подруга сначала любила Хью Лори, а потом полюбила Джуда Лоу. Но дело в том, что это не ее выбор. В любви к Хью Лори нет ничего плохого, вопрос в том, чтобы делать что-то самостоятельно. Без этого невозможна реализация человеческой личности. И вот моя мысль в том, что театр сейчас может быть той самой уникальной лабораторией, где человек этот навык приобретет.

То есть театр кажется вам инструментом?

Я хотела бы обратить внимание, что на самых передовых выставках  многие художники в качестве своей работы предлагают театр. Мне кажется, что именно в театре мы можем воздействовать на человека благодаря доверительной дистанции. Сейчас никто не верит слову с трибуны.

На Болотной площади было интересно наблюдать людей в толпе – им было неудобно, когда, казалось бы, их лидеры что-то выкрикивали со сцены. Этот формат потерял свою силу. Так что единственный выход, который вижу я – то, как общаемся мы с вами. На расстоянии вытянутой руки.


Выставка «Репетиция свободы» открыта для посещений до 3 ноября. Более подробную информацию можно узнать на сайте Уральского филиала ГЦСИ.

текст
АЛЕКСАНДР БАКИН
  1073 31 октября, 2014
Интересные статьи
  5545

  3111


Илья Шипиловских, куратор выставки «Жизнь других», о красотах советского быта и силе историй из семейного архива

  1969

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

comments powered by Disqus