ПОМЯНИ ДОБРЫМ СЛОВОМ

В УРАЛЬСКОМ ФИЛИАЛЕ ГЦСИ 12 НОЯБРЯ ОТКРОЕТСЯ ВЫСТАВКА «ВСПОМНИТЬ ВСЁ», КОТОРАЯ РАССКАЖЕТ О ТОМ, КАК ОДНОВРЕМЕННО С ПЕРЕСТРОЙКОЙ, НАЧАВШЕЙСЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 80-Х ГОДОВ, В СТРАНЕ МЕНЯЛОСЬ ИСКУССТВО, МЕНЯЛСЯ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЯЗЫК. ИЛЬЯ ШИПИЛОВСКИХ, КУРАТОР ВЫСТАВКИ, ПОДЕЛИЛСЯ С WTF СВОИМИ СООБРАЖЕНИЯМИ.

Илья Шипиловских. Фото: Алексей Пономарчук


Интерес к архивным выставкам у меня появился после учебы в первой Московской кураторской летней школе в 2012 году. Там преподавали менторы из группы WHW (What, How & for Whom, знаменитый загребский коллектив. – Ред.), а их самые заметные выставки были связаны с документами, которые они сами нашли, переосмыслили и показали общественности. С тех самых пор у меня было желание поработать с архивной выставкой. Я довольно долго искал для нее тему и материал, пока не началась вся эта история с особым, ни на что не похожим российским путем. Тогда у меня в голове все и сложилось.

Я подумал: «А что же мы успели получить от Европы в этот короткий промежуток между 1987 и 2007 годами?» Нижней границей стало начало перестройки, а верхней – приезд в Екатеринбург Улая (мужа и партнера Марины Абрамович, знаменитой художницы-перформансистки – Ред.). Мне хотелось зафиксировать годы, когда нам казалось, что мы часть Европы, что мы к ней открыты, хотим впитывать эту культуру и делиться своей. Когда же «окно» начало закрываться, мне показалось важным отчеркнуть этот период и представить его зрителю.

Мне хочется дать отстраненное представление о том, как изменялся за эти годы художественный язык и как менялся язык его описания. Я не хочу говорить, что тогда было лучше, а сейчас хуже; по-моему, это неправильно. Мне важен какой-то более отстраненный взгляд. Пусть документы и фотографии говорят сами за себя. Моя задача – настроить человека на нужную волну, чтобы он сам услышал то время.

Илья Шипиловских. Фото: Алексей Пономарчук


Я встречался со свидетелями тех перемен, с их непосредственными участниками. В частности, я связывался с Мариной Сергеевой, которая сейчас живет в Австралии, а тогда работала в музее изобразительных искусств, общался с Владимиром Петровичем Быкодоровым, бывшим директором «Музея молодежи», который тогда был по-настоящему знаковым местом. Разумеется, я не смог обойтись без помощи Тамары Александровны Галеевой, декана факультета искусствоведения и культурологии УрФУ, которая в те годы была куратором нескольких больших и важных выставок, вроде «Искусства Техаса». И это далеко не все из тех с кем было необходимо встретиться и поговорить. Кроме того, мы с моей помощницей перешерстили газеты того времени: в них, кстати, намного чаще и больше писали об искусстве, чем сейчас. 

Люди относились к искусству намного более открыто, оно вызывало неподдельный интерес. Это просто потрясающе – читать рецензию, набранную на печатной машинке. Что-то было замутнено советскими штампами, но сквозь них видно, как люди старались это преодолеть. И отношение людей к искусству, и то, как они писали о нем, было гораздо более живым и непосредственным, чем то, что пишут журналисты сегодня. Люди стремились не просто описать увиденное, но и выразить свои чувства к нему. Мне кажется, это очень важный момент, который сейчас все больше уходит на задний план.

 

текст
АЛЕКСАНДР БАКИН
  1319 05 ноября, 2014
Интересные статьи
  5771

  3230


Илья Шипиловских, куратор выставки «Жизнь других», о красотах советского быта и силе историй из семейного архива

  2080

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

comments powered by Disqus