ЧТО ПОКАЖЕТ "СРЕЗ"?

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ WTF УЛЬЯНА ЯКОВЛЕВА ПОГОВОРИЛА С СОЗДАТЕЛЯМИ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ФИЛЬМА "СРЕЗ" ОБ ОСОБЕННОСТЯХ БИЕННАЛЕ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА "МАНИФЕСТА".

Чуть меньше месяца назад в Санкт-Петербурге прошла десятая по счету передвижная биеннале современного искусства «Манифеста». С 1996 года местами ее проведения становились Роттердам, Люксембург, Любляна, Сан-Себастьян, Мурсия, Франкфурт-на-Майне, а в последний раз «Манифеста» состоялась в крохотном бельгийском Генке. В этом смысле, многомиллионный Санкт-Петербург можно считать скорее исключением.  С другой стороны, связь прослеживается довольно четкая: Петр Первый построил Санкт-Петербург, основываясь на знаниях, полученных во время своего пребывания в Голландии – родине «Манифесты».

1/ 4

Марк Камиль Хаймовиц, Оливье Моссе, Отто Цитко, Павел Пепперштейн


В связи с тем, что программа биеннале ориентирована на выстраивание диалога между традиционным и современным искусством, в качестве одной из основных площадок для проведения «Манифесты» был выбран Государственный Эрмитаж – один из самых авторитетных музеев мира. Кроме того, после пяти лет реставрационных работ свои двери открыл Главный Штаб, никогда ранее не использовавшийся для проведения подобных мероприятий. Помимо всего прочего, «Манифеста» - это исследовательская площадка, которая из раза в раз стремится включить публику в процесс критического переосмысления сегодняшнего дня с целью пофантазировать на тему будущего. Как современное искусство может быть вписано в канву исторической экспозиции? Что несет за собой это вмешательство в контекст Эрмитажа как выставочной площадки и Санкт-Петербурга как места проведения широкой культурной и образовательной программы? Какой отклик вызвала «Манифеста» у профессионального сообщества, иностранных гостей и людей, ничего в современном искусстве не смыслящих? Учитывая специфику этой биеннале и позицию куратора «Манифесты», Каспера Кёнига, подобные вопросы являются даже не столько логичными, сколько обязательными к озвучиванию. В таком случае, кто способен, а главное, готов дать понятный ответ широкой аудитории? Как оказалось, зритель «Манифесты» может справиться с этим сам.

1/ 3

Тацу Ниси, Тимур Новиков, Франсис Алис


Весной этого года в Екатеринбурге прошел цикл образовательных мероприятий, подготовленный в рамках специального проекта Образовательной программы 3-й Уральской биеннале. Все желающие могли посетить лекции международных экспертов в области арт-менеджмента, а, в дальнейшем, стать участниками группы для разработки виртуальной презентации «Манифесты». В результате, после прохождения краткого образовательного курса, шесть студентов-искусствоведов отправились в Санкт-Петербург, вооружившись камерами, штативами и диктофонами, чтобы изучить биеннале изнутри. После недавней премьеры итогового фильма «Срез» в «Доме Печати» мы отправились на встречу с некоторыми участниками съемочной группы – студентками УрФУ – Дарьей Маликовой и Маргаритой Главчевой, которые, по нашей просьбе, прокомментировали несколько отрывков из фильма.      


Школьник: «Только что я посмотрел на Пикассо, даже послушал гид, но все равно не понял, что там происходит. Я не знаю, может, со мной что-то не так, но я просто не понимаю».

Честно говоря, не все работы были понятны и нам.
Когда мы только пришли учиться на факультет (факультет искусствоведения и культурологии – прим. ред.), то не могли похвастать своими знаниями о современном искусстве. Поэтому, было не сложно принять позицию некоторых героев фильма, которые скептически отнеслись к объектам, представленным на Манифесте, ведь еще недавно мы сами были на месте ребят. Это была очень важная поездка, которая предоставила возможность взглянуть на вещи под другим углом. 

Во время изучения искусства XX века, нам часто рассказывали о работах отдельных художников. И, если до этого работа казалось тебе странной и мало понятной, то после объяснений преподавателей часто возникало потрясающее ощущение, ты начинал думать: «Вау, ведь это и в самом деле круто». Именно тогда пришло понимание, что современное искусство требует интерпретации. Хотя, как известно, некоторые художники не считают нужным объяснять свои работы и целиком полагаются на фантазию зрителя.  

Стас Савицкий - арт-критик, куратор, сотрудник Смольного института и Европейского университета.


Стас Савицкий: «Большой вопрос, состоится ли привыкание публики к современному искусству. Но после «Манифесты» сложно публично говорить, глядя на «Фонтан» Дюшана о том, что я тоже так могу. Теперь люди будут улыбаться при виде современного искусства, а не будут говорить, как обычный русский человек говорит».

Перед тем, как отправиться в Петербург, мы перечитали целую кучу материалов, и замерли в ожидании большого события. Казалось, что на Манифесте будут представлены потрясающие, будоражащие ум  объекты. А в итоге мы попали в очень сдержанную, рафинированную, зачастую, непонятную атмосферу.

К примеру, Коля, наш герой, посетитель Эрмитажа, постоянно говорил о том, что для него искусство это, прежде всего, воплощение красоты и эстетики. По его мнению, оно должно восприниматься не только на уровне интеллекта, но и на уровне чувств. 

Кира Долинина -  арт-критик, ведущий преподаватель Европейского университета


Кира Долинина: «Проблема в том, что люди свято уверены, что искусство – это про красоту. Но это не так. И когда ты начинаешь приводить примеры… Это разговор, но это не разговор просто о прекрасном. Искусство – это не для отдыхать. Люди думают, что Эрмитаж – там будет много красивых обнаженных женщин, идеальные пейзажи. Но и это не так. Одна выставка Рембрандта способна высосать из тебя жизнь, потому что это очень страшно может быть. Эта вера, что искусство – оно о красоте, она незыблема. Это очень сложно. Они говорят: «А вот это ваше все – оно некрасивое». И что мы будем делать? Ну, только говорить, что искусство – оно про чувства, а не про красоту».


Во время  проведения съемок на основной площадке мы спрашивали посетителей и случайных прохожих о том, как они относятся к современному искусству. Довольно часто мы получали отрицательные ответы, в основном связанные с тем, что оно бесполезно и не дает никаких эмоциональных откликов. Когда наше пребывание в Эрмитаже подходило к концу, работники музея в один голос стали спрашивать, не хотим ли мы посмотреть на великое чудо – часы «Павлин», которые заводятся каждую среду в 19:00. 


Когда мы зашли в Павильонный зал за полчаса до завода механизма, то обнаружили там сумасшедшее количество людей с заранее приготовленными гаджетами. Спустя 30 минут к часам пробрался мастер, что-то там покрутил – павлин ожил, повернулся к зрителям задом и распушил свой хвост. Люди тут же начали аплодировать, послышались возгласы изумления. В таком случае, логичен вопрос: неужели подобное зрелище больше апеллирует к чувствам, способно задеть за живое?  

Дмитрий Озерков – заведующий сектором современного искусства Государственного Эрмитажа


 Дмитрий Озерков: «Современное искусство – вещь элитарная. Большинству людей современное искусство вообще не нужно. Может быть, простому человеку и не нужно искусство. И хорошо. Чем меньше людей в Эрмитаже, тем целее полы будут».

Это высказывание можно воспринять как своего рода провокацию, которая заставляет задуматься и опровергнуть сказанное. Реакция от противного, так сказать. Но, в действительности, и Эрмитаж, и Манифеста предоставляли великолепные возможности всем, кто интересуется современным искусством, желает что-то понять. Были организованы бесплатные экскурсии, на каждой площадке работали арт-медиаторы, рассказывающие зрителям доступным языком обо всех объектах.

Кроме того, все люди, у кого мы брали интервью, всегда находили время, общались очень просто, отвечали на любые наши вопросы, прощали заминки. Когда Марат Гельман или Каспер Кёниг общается с тобой на равных – это, действительно, неожиданно. В этом смысле снимать было очень легко. 

Марат Гельман – галерист, публицист, арт-менеджер, бывший директор музея современного искусства PERMM


Марат Гельман: «Вот я могу сказать, для того, чтобы перевести людей, жителей Екатеринбурга из XIX века в XXI нужны какие-то дороги. Для кого-то такой дорогой, мостиком в XXI век,  может стать биеннале современного искусства. Кто-то мне говорил, что для города-миллионника достаточно 200 предприимчивых людей, и через какое-то время они переведут весь город».  

Как нам кажется, в городе такие люди есть. Это и организаторы Уральской индустриальной биеннале и, быть может, даже те, кто пришел на премьеру нашего фильма. Значит, есть желание разбираться, вникать, изучать. У города большой потенциал, об этом говорят многие. Конечно, можно и дальше утверждать, что я не понимаю, не разбираюсь в современном искусстве, но потребность облагородить среду обитания будет всегда.


Полную версию интервью, взятых у российских и зарубежных художников, критиков, кураторов, а также членов команды «Манифесты» можно посмотреть на Youtube-канале Уральской Индустриальной биеннале

http://www.youtube.com/user/uralbiennale

 

текст
УЛЬЯНА ЯКОВЛЕВА
  1949 27 ноября, 2014
Интересные статьи
  4828

WTF представляет серию материалов о том, где и как изучать полевой дизайн – за пределами академий и Сети

  2896

WTF поговорил с заметными российскими электронными музыкантами

comments powered by Disqus