«ПОЛИТИК ТОЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ХУДОЖНИКОМ»

В РАМКАХ ВИДЕОАРТА ПРОЕКТА «МОБИЛЬНЫЙ АРХИВ», ПРОХОДИВШЕГО В УРАЛЬСКОМ ФИЛИАЛЕ ГЦСИ В ЕКАТЕРИНБУРГ ПРИЕЗЖАЛ ОМЕР КРИГЕР, ИЗРАИЛЬСКИЙ ХУДОЖНИК И КУРАТОР ФЕСТИВАЛЯ НОВОГО ПАБЛИК-АРТА «UNDER THE MOUNTAIN» В ИЕРУСАЛИМЕ. WTF ПОГОВОРИЛ С ОМЕРОМ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ НОВЫЙ ПАБЛИК-АРТ И КАК ВОЗМОЖНО СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО В КОНСЕРВАТИВНЫХ СТРАНАХ.

Омер Кригер. Фото: Евгений Казекин


О вас говорят, как о человеке, занимающемся «новым паблик-артом». Расскажите, в чем отличие нового паблик-арта от «старого»?

Классический паблик-арт – это объект, стоящий на улице. Ну, например, человек на лошади. Так было много столетий, но затем, в это направление начали приходить современные абстрактные формы. Что же касается моей работы, того, что называют «новый паблик-арт», то я в первую очередь занимаюсь перфомансом и подобными практиками в публичном пространстве. 

Больше всего меня интересует работа в публичном пространстве, а также взаимодействие искусства и государства. Это превратилось в направление, которое я называю «государственное искусство». Так что, если говорить о том, что же «нового» в моем паблик-арте, то это основа на перфомансе и интерес в людях. 

В рамках последнего перфоманса художника Петра Павленского, он отрезал себе кусочек уха. Можно ли рассмотреть его перфоманс со стороны «нового паблик-арта»? 

Мне кажется, Павленский очень интересный парень и я бы с удовольствием с ним познакомился. Что же касается его художественной деятельности, я считаю, обществу нужны такие люди. Это, конечно, не мой стиль, но именно в России есть большой опыт акционизма, охватывающий взаимодействие тела, искусства и политики. Мне кажется, это важно, это выносит искусство за пределы символического. Я еврей, а вы знаете, что происходит с евреями в 8 лет. Идея в том, чтобы фиксировать моменты жизни на теле. Это часть того, что делают люди и общество. В этом смысле, высказывание Павеленского очень сильно.

Омер Кригер. Фото: Евгений Казекин


Его перфомансы напрямую связаны с проблемой свободы слова и самовыражения, а это очень важная вещь для художника, это то, что художник будет защищать до последнего. Забавно то, что позиция художника в этой ситуации сходится с позицией горожанина. Мой же интерес как раз и находится в месте пересечения этих взглядов. Мне кажется, важно, что искусство в этом моменте проявляется не только как чистая материя – здесь оно является частью жизни горожан, вызывает обсуждение политической обстановки, жизни простых горожан.

Одно из сильнейших впечатлений в моей жизни  на меня произвел конструктивизм. Люди, создавшие это направление, хотели «изобрести» общество. После революции 17-го года перед ними был пустой лист. Или, говоря иначе, материал, из которого нужно было вылепить новое общество, создавать новые формы. Это самое сложное испытание для совершенно любого художника – задавать форму обществу, задавать форму идеям и двигать всю эту махину вперед. Это всегда было задачей художника, даже если он никогда не был вовлечен в политику. Вообще, на мой взгляд, любое высказывание художника – так или иначе политический жест. 

Понимаете, менять общество – это всегда художественный акт. Мы думаем, что наше гражданство – это набор определенных обязанностей, но это не так. Мы думаем: «Нам нужно голосовать, нам нужно делать то, чего мы не очень-то хотим». Давайте посмотрим на это иначе.

То есть, горожанин – это своего рода художник?

Да, именно так. 

И политик, соответственно, тоже?

Да, политик тоже может быть художником. Понимаете, то, что делаю я и мои коллеги по всему миру – это использование политической силы на нужды искусства. Мы стараемся создать область, в которой эти две сферы пересекаются. Это как в дзюдо – ты используешь силу другого – только в данном случае, оба участника могут от этого выиграть.


Новый паблик-арт создан горожанами; говоря буквально, создан из горожан


Тогда поясните, в чем разница между художественным актом и политическим? 

Искусство – это всегда что-то символическое, не реальное. Так определяется «искусство» на многих языках. Но сегодня мы видим изменения – на первый план выходит перфоманс, акционизм. Мне кажется, мы находимся в стадии перехода в какой-то новый период. Если раньше художник работал, создавал какую-то материальную вещь, которую, к примеру, можно поставить в рамку и повесить на стену или продать, то сейчас мы создаем поведение, мы создаем общество. А если точнее, мы создаем модели, в рамках которых создается какое-то поведение. 

В России сложилась ситуация, в рамках которой слова «современное искусство» сразу же воспринимаются в штыки. Учитывая несколько дискредитированную позицию государства перед горожанами, как по-вашему будет восприниматься современное искусство, созданное совместно с государством?

Это хороший вопрос. Представьте обычный паблик-арт, созданный при поддержке государства. Король дарит подарок своим подчиненным – вот, как это выглядит.  Новый паблик-арт – это нечто совершенно другое, новый паблик-арт создан горожанами; говоря буквально, создан из горожан. 

Вы приехали сюда в рамках подготовки к Уральской индустриальной биеннале. Расскажите, как вы видите этот проект и как вы видите применение «нового паблик-арта» в Екатеринбурге?

Мне очень любопытно. Во-первых, очень здорово, что это именно индустриальная биеннале. Это задает какие-то рамки, а рамки – это всегда хорошо. Во-вторых, как я уже говорил, я обожаю конструктивизм. Те, кто его создал – мои герои. Возможно, я бы поработал с такими объектами – пока сложно сказать. В целом, я энтузиазистически смотрю на предстоящую работу, но пока еще не представляю, что меня ждет. 


Редакция благодарит творческое объединение кураторов ТОК, которое в партнерстве с ГЦСИ при поддержке Посольства Израиля в России реализовала проект «Мобильный архив», за помощь в подготовке интервью

текст
АЛЕКСАНДР БАКИН
  1212 28 ноября, 2014
Интересные статьи
  5545

  3111


Илья Шипиловских, куратор выставки «Жизнь других», о красотах советского быта и силе историй из семейного архива

  1969

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

comments powered by Disqus