«ЭТО ПО-ХОРОШЕМУ БЕЗУМНОЕ МЕСТО»

ФОТОГРАФ ФЕДОР ТЕЛКОВ — О СВОЕЙ ВЫСТАВКЕ «НАСЛЕДНИКИ МЕЧТЫ», БЫТЕ КОРЕННЫХ УРАЛМАШЕВЦЕВ И СЮРРЕАЛИСТИЧНОСТИ ПРОИСХОДЯЩИХ В РАЙОНЕ ИЗМЕНЕНИЙ.

Федор Телков. Фото: Алексей Пономарчук


Фотограф Федор Телков, ставший широко известен благодаря своим этнографическим проектам по изучению малых народов России, создал проект в рамках «Культурных лабораторий Белой Башни» под названием «Наследники мечты», в которой рассматривает быт коренных жителей Уралмаша. Все снимки сопровождаются комментариями местных и, иногда, исторической справкой. WTF поговорил с Федором о процессе подготовки выставки, быте коренных уралмашевцев и сюрреалистичности происходящих в районе изменений.

Федор, вы готовили этот проект почти два месяца. Какие впечатления после открытия, как все прошло? 

Облегчение! Два месяца очень плотной съемки с постоянными созвонами и перезвонами.

Как вы структурировали экспозицию?

Задача была связать два времени глобальных перемен. 30-е годы, когда Уралмаш только создавался, и настоящее время, когда он находится в поисках новый путей развития и способов жизни. Мы хотели объединить эти два времени с помощью людей и фотографии. Попытаться разобраться, что к чему.

Насколько я могу понять, в этом проекте вы хотели показать некий культурный срез.

Да. В данном случае хороший пример – энтомология. Я, как вот эти люди, которые насекомых собирают. То же самое почти. Ты собираешь типологию людей, которых можно потом поподробнее рассмотреть. Портрет как носитель информации. 

Вы один этим занимались?

Вообще, весь проект был создан в рамках «Культурных Лабораторий Белой Башни», так что мне очень помогали ребята. Кроме того, со мной на все съемки ездила журналистка, которая записывала интервью – Наташа Шипилова. Плюс, ночами я еще ходил по району, снимал.

1/ 6

Выставка «Наследники Мечты». Фото: Алексей Пономарчук


Почему ночами?

Мне хотелось в ночи со вспышкой снимать эти здания – как будто ты сквозь тьму натыкаешься на что-то странное и грандиозное. 

Сколько жителей приняло участие?

В итоге, около двадцати. 

Наверное, непросто их было уговорить? 

Люди в проекте принимали участие в основном взрослые, для них упадок района – болезненный вопрос. Так что они с воодушевлением рассказывали о былых временах. 

Вы брали именно коренных уралмашевцев?

Потомки первых строителей, работников Уралмаша. 

Вы поговорили с этими людьми, увидели, как они живут. Какие у вас остались впечатления?  

Большинство из них живут как раз тем самым «наследием», сожалеют о том, что происходит сейчас и хотели бы вернуть былое. Конечно, многие замечают и перемены к лучшему. Скажем, что магазинов стало больше, появились какие-то оборудованные комплексы для отдыха. Но некоторые огорчаются, что закрыли стадион «Уралмаш». Оказывается, это было популярным местом – кто-то в теннис играл, кто-то в волейбол, в бадминтон.

Но ведь это неизбежно – город меняется, от чего-то приходится отказываться.

Я думаю, их расстраивают не сами изменения, а тот факт, что какие-то важные элементы района оказываются заброшены. Если бы Уралмаш менялся, жил, их бы это радовало. Мы этого все и хотим. Вот, скажем, полузаброшенная гостиница «Мадрид» - нам бы хотелось, чтобы она нашла свое место в будущем. Или пресловутая Белая Башня.

1/ 6

Выставка «Наследники Мечты». Фото: Алексей Пономарчук


Кстати, расскажите, как в «Мадриде»?

Там очень круто. Какие-то московские владельцы этого здания без всяких проблем нам открыли, все показали. Внутри, конечно, разруха…

Были здания, в которые я не смог попасть. Скажем, есть очень интересная баня, которая с 1932 года и до сих пор работает без остановки. Там скамейка стоит, на которой посетители отдыхали с тех самых 30-х, задницами вся протертая. Но хозяйка сказала, что нет, снимать нельзя. 

Мне кажется, должна была быть какая-то опаска, нет? Приходят какие-то люди, фотографируют…

Наоборот, все были очень рады нас видеть. По сути, это мероприятие для жителей района гораздо важнее, чем для нас. На открытии они встречают знакомых, общаются.

Те, кто уехал с Уралмаша, для них этот район теперь как параллельная вселенная, которая нафиг им не нужна.

Не очень приятные коннотации с 90-ми, похоже, никуда не деваются? 

Да, именно. Это, кстати, тема для отдельного проекта, который очень хочется реализовать. Мы им уже занимаемся, но когда он будет готов, пока не могу сказать. Многие считают, что там до сих пор опасно, но вот какой-нибудь Химмаш гораздо страшнее, мне кажется. А на Эльмаше вообще есть такие территории, где не ступала нога человека. 

Самое интересное, что многое из этого живо до сих пор. Не секрет, что весь наш бизнес оттуда появился. 

Да и вообще, мне кажется, было бы здорово сделать Уралмаш туристическим местом. Всем иностранцам интересен конструктивизм. По крайне мере тем, кого я видел. Их совершенно не интересуют наши церкви, Ганина Яма. А вот гостиница Исеть, например, или Белая Башня – это да. 

1/ 7

Выставка «Наследники Мечты». Фото: Алексей Пономарчук


У тебя есть какие-то задумки на будущее в этом плане?

Очень хочу про местный ДК сделать проект. Здесь порой можно застать просто потрясающие картины. Когда мы готовили выставку, искали место, зашли в один из залов, а там каратисты вместе с хором в одном зале занимаются.

Серьезно? 

Да! И каратисты в полной тишине машут ногами – чтобы хору не мешать. Совершенный сюрреализм. А в другой раз заходим, а в темноте из-за двери слышится песня: «А Ленин такой молодой…» - настоящая машина времени. Кроме того, здесь постоянно какие-то марийские и татарские коллективы занимаются, а вот сегодня женщины танец живота практиковали. Им лет по 60, наверное, ходили, монетками звенели. Это по-хорошему безумное место, и было бы здорово это запечатлеть. 


Редакция благодарит за помощь в организации интервью «Культурные лаборатории Белой Башни»

текст
АЛЕКСАНДР БАКИН
  1858 26 декабря, 2014
Интересные статьи
  6040

  3393


Илья Шипиловских, куратор выставки «Жизнь других», о красотах советского быта и силе историй из семейного архива

  2255

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

comments powered by Disqus