ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ

ПЕРЕД СТАРТОМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ БОЛЬШИХ ФЕСТИВАЛЕЙ ЭЛЕКТРОННОЙ МУЗЫКИ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ «TOTAL BASS: WORLD OF DRUM AND BASS», МЫ ПОГОВОРИЛИ С DJ SS, ОДНИМ ИЗ МАСТОДОНТОВ DRUM&BASS ДВИЖЕНИЯ, О РЕЙВЕРСКОЙ ТУСОВКЕ 80-Х, СИЛЕ СТЕРЕОТИПОВ И ПОЧЕМУ «D&B IS NOT DEAD».

DJ SS, выступление которого состоится 18 апреля в Телеклубе.


Как известно, вы начинали с хип-хопа, и вместе со своей первой DJ-командой играли на школьных дискотеках. Чуть позже вы переключились на хаус, что естественным образом повлияло на вашу музыку. Как произошел этот переход? 

Тогда все только и делали, что говорили о музыке. Мы были начинающими диджеями, поэтому играли все подряд: хип-хоп, джаз, фанк, регги. Хаус возник неожиданно, подобно вспышке,  глотку свежего воздуха. Молодежь будто с ума посходила от эйсид, чикаго хауса и раннего хауса 80-х. Ну, и поскольку мы мнили себя так называемыми диджеями, то было невозможно не подхватить новое веяние. Новая волна накрыла нас с головой, и, поддавшись ее влиянию, мы полностью изменили свой стиль. Это был самый настоящий андеграунд, который добрался до Англии из Соединенных Штатов. 

Если верить некоторой информации, то в конце 80-х вас вдохновляли такие диджеи как Карл Кокс, Grooverider, Fabio. Многие из них даже записывались на вашем лейбле Formation records. Сотрудничаете ли вы до сих пор? 

Да, все мы действительно начинали на одной сцене – и это была не хаус, не drum&bass, а настоящая рейверская тусовка. Но в начале 90-х все потихоньку начали уходить из этого общего круга и стали заниматься отдельными проектами. Ну а потом, не успели мы оглянуться, как появился джангл, который снова объединил вокруг себя новых людей. Безусловно, это было удивительное время. Например, с Карлом Кокс мы играли на протяжении целых трех недель самую быструю и сумасшедшую drum&bass музыку. И сейчас, спустя 15-20 лет, оглядываясь назад, я понимаю, что мы делали очень крутые вещи. Если сегодня я встречу Карла, то мы сразу начнем болтать: «О, брат, ты как? Бла-бла-бла». И это понятно, ведь все, чего мы смогли добиться, случилось лишь благодаря совместным усилиям. 

В одном из интервью вы как-то сказали, что джангл возник в Лондоне. Но, несмотря на это, самые лучшие продюсеры живут за его пределами. Что вы имели в виду?

Вне всяких сомнений, джангл – это детище Лондона. Но, когда я говорил о выходе за пределы города, то подразумевал север Англии – такие города как Манчестер, Бирминген… Как ни крути, но Лондон – это столица, и, понятное дело, все тогда думали, что это лучшее место на Земле. Взять ту же Россию. Ведь у вас есть куча талантливых людей, живущих вдали от Москвы. Я знаю, что в Ростове, Екатеринбурге есть ребята, которые делают отличную музыку.

Во времена расцвета джангла многие боялись признаться в том, откуда они родом, поскольку это мгновенно накладывало свой отпечаток – если ты живешь в большом городе, то твоя музыка априори должна быть самой лучшей. Но в один момент нам в голову пришла мысль: «Окей, мы не столичные ребята. Ну, и что с того?». И мы начали делать супер-хиты, устраивать потрясающие вечеринки. Лично я воспринял это как вызов. И до сих пор, спустя столько лет, я чувствую какую-то ответственность перед северной Англией. Да что там, я безумно люблю это место! 
Знаешь, несмотря на то, что джангл родился в Лондоне, мотаясь из Китая в Австралию, из Германии в Новую Зеландию, постепенно начинаешь понимать, насколько разную все делают музыку. Я считаю, что нужно избавляться от стереотипов, и как можно скорее. Черный, белый, китаец – это все никому не нужные предубеждения. Людям комфортно существовать в знакомой среде, но они боятся того, чего не способны воспринять. Так и жители Лондона до сих пор не понимают культуру севера. Некоторые, к примеру, по-прежнему думают, что за пределами столицы живут какие-то деревенские ребята и странные фермеры. Но, так или иначе, уже 30 лет назад мы жили в больших городах, и у нас получилось сделать свой, особенный вклад.

Как обстоят дела с drum&bass сегодня?

Изменения происходят всегда – это неизбежно. Сейчас можно часто услышать: «Drum&bass мертв». Но это не так. Мой график расписан на год вперед – США, Австралия, Россия... Эта музыка всегда была заключена в оковы андеграунда, поэтому вы никогда не услышите ее по радио, как, например, Бейонсе. И, пожалуй, в связи с этим многие думают, будто drum&bass больше не популярен. А он ужасно популярен. Мы – самые настоящие создатели жанра, и это просто невозможно отрицать. R’n’B, поп, рок, соул, джаз, хаус – все это живо и актуально до сих пор. Я считаю, что продюсеры drum&bass являются одними из самых одаренных людей на планете, ведь работать с такой быстрой, техничной музыкой очень непросто. Любой из них скажет: «Я могу играть хип-хоп, хаус, да что угодно». А все потому, что делать drum&bass – это настоящий дар, истинное призвание. 

Правда ли, что вы мечтаете открыть свой ночной клуб?
 
Вот уж нет. Может, лет 10 назад я действительно мог так думать. Но сейчас ночные клубы – это сплошная головная боль. Кроме того, мне нравится заниматься тем, чем я занимаюсь сейчас – путешествовать по миру, ездить в туры. Это позволяет мне чувствовать себя свободным, не привязанным к месту. Но открывать клуб сегодня – какой в этом интерес?

Чего вы ждете от предстоящего фестиваля? 

В «городе на крови» я был трижды. И  в очередной раз хочу пожелать единственное – чтобы люди хорошо провели время и смогли насладиться моментом. Ведь жизнь – это такая, абсолютно непредсказуемая штука, поэтому и загадывать на будущее ничего не хочется. Я знаю, что на сцене будут и другие диджеи, но все мы ответственны перед одним общим делом – созданием удивительной атмосферы, полной новых, глубоких переживаний. 


Редакция благодарит Tele-Club Touring за помощь в организации интервью.

текст
УЛЬЯНА ЯКОВЛЕВА
  1200 16 апреля, 2015
Интересные статьи
  5889

  3303


Илья Шипиловских, куратор выставки «Жизнь других», о красотах советского быта и силе историй из семейного архива

  2135

Британский музыкант Lukid объясняет, как вести себя с фанатами и рассказывает о жизни по ту сторону танцпола

comments powered by Disqus