ЗДЕСЬ БУДЕТ ГОРОД-САД

ВЫСОТНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО, КОТОРОЕ В БИБЛЕЙСКИЕ ВРЕМЕНА ДИКТОВАЛОСЬ ИЗВЕСТНОЙ АМБИЦИЕЙ – ВОЗВЕСТИ БАШНЮ ДО НЕБЕС, В СОВРЕМЕННЫХ МЕГАПОЛИСАХ ПРЕВРАТИЛОСЬ В ЖИЗНЕННУЮ НЕОБХОДИМОСТЬ. ЭТО МИРОВАЯ ТЕНДЕНЦИЯ, В КОТОРУЮ СЕГОДНЯ АКТИВНО ВКЛЮЧАЕТСЯ СТОЛИЦА УРАЛА.

В центре огромного океана зелени, размеченного геометричной сеткой парковых зон и гладкими равнинами газонов, строгими вертикалями небоскребов вырастает город-сад. Так на заре прошлого тысячелетия представлял себе будущее наших мегаполисов визионер от архитектуры, гений модернизма Ле Корбюзье. Рациональный проект, в котором все подчинено разуму и принципу прогресса, приобрел множество сторонников по всему миру. Но нашлись и противники этого образа будущего, вдохновленного, как признавался сам Корбюзье, мифом об Атлантиде. В числе самых известных критиков – канадско-американская активистка, крестная мать нового урбанизма Джейн Джекобс. Высокомерному взгляду Ле Корбюзье, любившему смотреть на город из окон пентхауса, Джейкобс предпочитает горизонтальный взгляд пешехода. В большом споре «Джейкобс vs Корбюзье» хватает полярных точек зрения на принципы градостроения. Однако в вопросе высотного строительства канадская урбанистка не находит убедительных аргументов. Похоже, что эффективность и рациональность этого способа застройки неоспоримы.

1/ 3

В своем выступлении в Екатеринбурге, на дискуссионной площадке «Высотное строительство как драйвер промышленного роста регионов», организованной в рамках выставки ИННОПРОМ-2014, Мартин Пауэлл, руководитель экспертного центра компании «Сименс» по городскому развитию в Лондоне (и, к слову, экс-советник мэра Лондона), привел результаты недавнего исследования. Согласно заключению урбанистов, у работника, проживающего в квартале высоток, более высокая производительность труда, чем у его коллеги с малоэтажной окраины. И это понятно: небоскреб, как правило, представляет собой многофункциональный комплекс, где жилые апартаменты соседствуют с рабочими офисами и развитой инфраструктурой. Здесь можно жить, работать и отдыхать в пределах нескольких этажей. Именно таким комплексом станет OPERA Tower, 42-этажный небоскреб, который вместит в себя апартаменты, отель, рестораны и целый ряд опций, необходимых для комфортного проживания и продуктивной работы.

Однако главная проблема, успешно решаемая благодаря небоскребам, – высокая плотность застройки ввиду нехватки земли в центрах развивающихся мегаполисов. Екатеринбург, где эта проблема стоит особенно остро, уже занял третье место в стране по высотности зданий, а также вошел в сотню самых высотных городов мира, заняв 83-ю позицию в рейтинге немецкой компании Emporis GmbH. Этим результатам предшествовала не слишком долгая, но насыщенная история застройки. Первым по-настоящему высоким жилым зданием в городе стал Второй Дом Советов, расположенный по адресу: ул. 8 Марта, 2. Несмотря на то, что он насчитывал всего 11 этажей, в 1930-е годы это было одно из двух самых высоких строений в РСФСР за пределами Москвы. Вторым было конструктивистское здание общежития «Спорт», ныне известное как гостиница «Исеть». Город расширялся и рос в высоту. В 1982-м по указу Бориса Ельцина был построен Дом Советов – это 24-этажное здание областного правительства с некоторых пор горожане называют «Белый домом» или просто «Зубом».

Постсоветская история высотной застройки Екатеринбурга началась в 2010 году, когда «Атомстройкомплекс» сдал в эксплуатацию жилищный комплекс «Февральская революция». Изначально планировалось, что ЖК будет 26-этажкой, но позднее архитекторы увеличили этажность – сначала до 33, а затем и до 42 этажей. Через год завершилось строительство небоскреба «Высоцкий». При закладке фундамента использовалась технология, которую применяют в строительстве АЭС: здание способно выдержать землетрясение до 8–9 баллов. Благодаря своим 54 этажам этот объект попал в Книгу рекордов Гиннеса как «самый высокий многофункциональный комплекс в Урало-Сибирском и Центральноазиатском регионах».

Ожидая в ближайшее время возведения Башни «Исеть» высотой 209 метров и уже упомянутой OPERA Tower, Екатеринбург вписался в мировую тенденцию, характерную для крупных и динамичных городов. Эдвард Глейзер, профессор экономики Гарвардского университета, автор книги «Triumph of the City», в нескольких статьях описал позитивные последствия высотного тренда. В Atlantic Magazine вышел его текст под заголовком «Как небоскребы могут спасти город», где Глейзер использовал простую формулу спроса и предложения: в крупных мегаполисах (например, в Гонконге и Нью-Йорке) строительство небоскребов позволяет увеличить предложение жилищных площадей, спрос на которые заведомо велик. Кроме того, что небоскребы создают «питательную среду» для бизнеса и креативной деятельности, по мнению Глейзера, высотное строительство куда благоприятнее для окружающей среды, нежели «расползание» городов вширь.

cb3d0a8d2dff

Эти аргументы берут на вооружение все девелоперы развивающихся мегаполисов. Причем высотное строительство не является самоцелью или способом удовлетворения амбиций в духе олимпийского девиза «Быстрее, выше, сильнее!» В Екатеринбурге ключевая задача заключается в том, чтобы придать городу статус делового центра Уральского региона. Как отмечает директор по развитию компании «Атомстройкомплекс» Виктор Ананьев: «Мы должны, и мы можем стать городом-миллионником, живущим насыщенной круглосуточной жизнью, как Мюнхен, Лион, Манчестер. То есть городом, в котором интересно и динамично, где никогда не замирает жизнь».

Итак, крупные города не спешат отказываться от концепций, вдохновленных образом города-сада. И сегодня уже на наших глазах возникают новые ориентиры в качестве жизни и работе людей, а вместе с тем – и в технологиях строительства, проектировании, девелопменте и архитектуре.

текст
WTF
  1724 19 июня, 2015
Интересные статьи
  4607

WTF представляет серию материалов о том, где и как изучать полевой дизайн – за пределами академий и Сети

  2705

WTF поговорил с заметными российскими электронными музыкантами

comments powered by Disqus